podpolkovnikvvs (podpolkovnikvvs) wrote,
podpolkovnikvvs
podpolkovnikvvs

Categories:

Усадьба Савинское (усадьба Лопухиных)

Расположенное в 46 верстах от Москвы, в глуши мощных лесов, на правом берегу Вори, Савинское долгие годы оставалось мелким поселением. Первоначально это была небольшая деревенька Вашуково, известная с 1614 года. Земельная вотчина составляла 450 десятин, из них 315 десятин были покрыты лесом. Деревня принадлежала боярам Вельяминовым, а в 1678 г. была у них приобретена стольником царя Федора Алексеевича Петром Авраамовичем Лопухиным за тысячу рублей серебром. Новый владелец приходился родным дядей царице Евдокии Федоровне Лопухиной. По сохранившемуся преданию, царица бывала в усадьбе дяди, посещала дома местных крестьян, один из этих домов до последнего времени назывался "Царицына хата".



Парк Лопухина отражал новые веяния в парковом искусстве: в английском пейзажном парке гармонично сочетались естественная природа с искусственными насаждениями. Французские зодчие усложнили планировку английских парков скульптурными и архитектурными элементами. По замыслу устроителей такие пейзажные парки призваны были поражать посетителей рядом неожиданностей и сюрпризов. Центром парка был Юнгов остров, названный в честь английского поэта-масона Готфрида Юнга. На острове располагались храм дружбы, пустынническая хижина для уединения и молитв, памятники французским просветителям Жан-Жаку Руссо и Фенелону, генерал-фельдмаршалу Н. В. Репнину, другу Лопухина, а также герою Семилетней войны генералу Василию Авраамовичу Лопухину. На других островах, островках и в рощицах находились памятники Сократу, Платону, Беме, Эккартхаузену, Конфуцию. В заливчике, в тени прибрежных деревьев, плавно покачивалась бочка Диогена. В честь М. В. Ломоносова Лопухин устроил Рыбачий остров. В покрытых берестой шалашах хранились рыболовные снасти. Рядом, под развесистыми деревьями, были врыты столы со скамьями, здесь для гостей подавался обед с традиционной ухой из рыбы, выловленной в Воре, в то время изобиловавшей рыбой. На одном из островов была установлена памятная плита в честь немецкого поэта и проповедника Квирина Кульмана, прибывшего в Россию в 1689 г. с проповедями равенства и братства всех сословий, обвиненного в еретичестве и по приказу царевны Софьи сожженного на костре. Надпись на плите гласила: "Прохожий! Остановись и вздохни о страдальце!". Покрытая масонскими крестами плита символизирует крестный путь Квирина Кульмана. Она экспонируется в Ногинском историко-краеведческом музее.

Останки островов....












Судя по всему остатки парковых задумок, дубовая "шеренга"






Лавочки на стволе дуба.




Иван Владимирович Лопухин в 1816 г. умер. Имение Савинское было поставлено на торги в счет уплаты долгов покойного. С тех пор оно поменяло нескольких владельцев. Накануне революции 1917 г. его купил московский банкир Калашников, после революции эмигрировавший в Китай. Безнадзорная барская усадьба была разграблена и сожжена крестьянами из соседних сел. Исчезли почти все памятники из парка. Говорят, часть из них уложена в фундаменты перестраиваемых в деревнях домов, часть погребена в Воре и на дне прудов.


По масонским мотивам...

Цитата
"Одной из самых известных «масонских» усадеб Подмосковья было Савинское И.В. Лопухина – розенкрейцера, крупнейшей фигуры русского масонства, общественного деятеля и философа, автора книги о «внутренней Церкви», вызвавшей интерес в масонских кругах всей Европы. Главным в усадьбе был пейзажный парк, по его воле превратившийся в своеобразный «пантеон пиетизма». В.А. Жуковский оставил описание сада Лопухина: «Расположение сего сада прекрасно; лучшее в нем место Юнгов остров. (…) Вы видите большое пространство воды. Берег осенен рощею, в котором мелькает Руссова хижина! На самой средине озера Юнгов остров, с пустынническою хижиною и несколькими памятниками, между которыми заметите мраморную урну, посвященную Фенелону. На одной стороне урны изображена госпожа Гюйон, друг Фенелона, а на другой Ж.Ж. Руссо, стоящий перед бюстом Камбрейского Архиепископа. (…) Остров осенен разными деревьями: елями, липами, березами и другими; его положение чрезвычайно живописно; всего приятнее быть на нем во время ночи, когда сияет полная луна, воды спокойны, и рощи, окружающие берег, отражаются в них, как в чистом зеркале! Это место невольно склоняет вас к какому-то унылому, приятному размышлению».

Юнгов остров был назван по находившейся там статуе английского священника и мистического поэта Э. Юнга, о котором сам Лопухин писал: «Я теперь уверен, что сам Эдуард Юнг с приятною чувствительностью погулял бы у меня на островке, названном его именем, и что при всей просветительности своих ночей, и при всем изяществе плача своего, Аглинский Юнг не отказался бы от дневного восхищения Юнга Русского». На острове был воздвигнут крест с мистическими знаками в память немецкого теософа Я. Бёме и развернутый памятник, украшенный рельефами и увенчанный урной, в честь Фенелона – архиепископа Камбрейского, под которым были погребены пряди его волос. Смысловой парой этому монументу была «хижина Руссо» с его бюстом, находившаяся на другом берегу, напротив памятника Фенелону, к которому философ был привязан.

В центре Юнгова острова находилась «келия отшельника» или «приют Анакоретов», также наполненная говорящими знаками и символами для посвященных: «На стене в пустыньке повешен Крест с надписью «Крест дражайший, вождь верный мой!, а на столе лежит «письмо, содержащее в себе краткие правила душам, желающим победить мир со всеми его прелестями». Колокол наверху пустыньки «напоминает спасительную силу божественного гласа, возбуждающего от сна греховного ко бдению во храме Истины и Любви». По свидетельству современника в келии висел портрет отшельника Досифея – возможно, епископа Орловского и Севского, с которым Лопухин был дружен, и который остаток дней провел в Чолнском монастыре под Трубчевском.

Неподалеку от келии был устроен Грот с памятниками епископу воронежскому Тихону Задонскому и мистическому писателю Н.А. Краевичу, а далее парковый монумент в честь хорошо известного в то время и лично знакомого Лопухину немецкого теософа и поэта К. Эккарстгаузена. На памятнике К. Кульману, сожженному в средневековой Москве за проповедь масонства, была начертана надпись «Остановись, прохожий, и вздохни о страдальце».
Помимо названных на Большом острове в Савинском были памятники Сократу, Диогену (в виде бочки), Лейбницу, а также «Аполлон с Олимпом», церковный камень и Храм Дружбы, посвященный еще одному видному деятелю «внутренней Церкви» резенкрейцеру князю И.В. Репнину. Храм представлял собой купольный павильон с четырехколонным портиком, по формам напоминавший Пантеон в «Елисейских полях» знаменитого английского парка Стоу.

На отдельном островке помещался оригинальный памятник Ломоносову в виде ветхой лодки, символически связанной с его биографией - гибелью его отца-рыбака, а неподалеку рыбачья слободка из импровизированных шалашей, напоминавшие о евангельских мотивах. В парке находилась и «гробница» Конфуция, по словам И.М. Долгорукого, «как невеста вся в цветах». Этого популярного в Европе восточного мыслителя уже знали в России – было издано его жизнеописание и труды. Вероятно, в учении Конфуция Лопухин усматривал какие-то важные параллели с представлениями русских франкмасонов.

На берегу пруда находилась беседка с бюстом Жан-Жака Руссо – идеолога естественности и внутренней свободы, снабженная цитатами из его трудов. А.Н. Греч неслучайно назвал Савинское «русским Эрменонвилем. Знаменитый пейзажный парк в поместье маркиза де Жирардена Эрменонвиль под Парижем был широко известен в среде русских масонов. Создатель парка – масон, знаток классической и современной философии, поклонник Руссо, наполнил его множеством памятников и надписей, заключавших в себе абстрактные символы и философемы. Например, посвященный Монтеню храм Современной философии в парке был специально не достроен – это должно было напомнить посетителям, что философия или, лучше сказать, философское осмысление бытия не может быть завершено. В память о Ж.-Ж. Руссо, противопоставлявшем естественный природный порядок разрушающему влиянию общества, в парке была установлена колонна. По приглашению маркиза Руссо прожил в Эрменонвиле последние шесть недель своей жизни, там он умер и был похоронен на острове Тополей.

Закономерно, что гробница Руссо, спроектированная художником Губер Робером, стала смысловым фокусом этого парка. Думается, просвещенный владелец Савинского И.В. Лопухин хорошо знал парк в Эрменонвиле, если не по личным впечатлениям, то по описаниям, но, создавая парк в своей подмосковной, он не повторял его, а творил особый «пиетический» мир русского масона, со своими культурными и историческими авторитетами.

Обилие памятников и парковых павильонов, связанных друг с другом принадлежностью к масонскому миропониманию, намеренно многозначных, многослойных превращало прогулку по такому парку, будь то в Надеждине или в Савинском, в своеобразное духовное странствие. Топонимика и большинство парковых монументов было посвящено абстрактным этическим понятиям или уже ушедшим философам, мыслителям и историческим персонажам, оставившим духовное наследство, продолжавшее волновать живущих. Как писал почитаемый русскими масонами Э. Юнг, остров которого был смысловым центром парка в Савинском, «…блажен человек, который, восчувствовав омерзение к ложным забавам мятежного мира … кои бывают преградою между душою нашей и истиною, осмеливается посещать кладбища, читает надгробные надписи, размышляет о прахе мертвых и в нощи среди гробов находит удовольствие! О, душа моя! Войдем в них без трепета, поищем здесь тех утешительных мыслей, в которых человек имеет столь великую на земле нужду…».

Бродя по парку, наполненному «говорящими знаками», посвященный совершал важную духовную работу – он погружался в размышления, которые сами по себе были значимы и служили необходимыми ступенями, приближавшими его к Истине. Причем богатство подобных раздумий определялось не только подготовленностью посетителя парка, но и избранным маршрутом, позволявшим интеллектуально разнообразить последовательность и сочетания парковых монументов и прочих ориентиров.

Для непосвященного нагруженный масонской символикой сад был обычной рощицей, благоустроенной для приятных прогулок с привычными для своего времени парковыми монументами… недостроенный храм переставал воплощать философию, а превращался в милую «античную» руину, урна – в напоминание о друге (а не о философе и «брате»), «хижина Руссо» - в
парковый шалаш, а «ветхая лодка» Ломоносова в самое себя…


Вот такой кусочек истории.



Subscribe
promo podpolkovnikvvs november 10, 2015 13:32 16
Buy for 30 tokens
Продолжим нашу экскурсию. Вениамин Вайсман. Безногий аферист из Житомира успешно «разводил» сталинских министров 1 Вайсман перебрался в Москву. Будучи калекой, он уже не мог заниматься своим прежним ремеслом. И тогда вор решает сменить амплуа. В 1945 году, в течение нескольких…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments